Рекомендуем к посещению: кратер на месте техногенной катастрофы

В 4 км от села Урицкое Лысогорского района посреди степи можно увидеть огромный кратер. О нем мало кто знает, его нельзя отнести к распиаренным достопримечательностям региона, он не включен в туристические маршруты. И совершенно напрасно — вид здесь открывается фантастический, это место по-настоящему завораживает. Здесь не хочется ничего говорить. Здесь осознаешь, насколько ничтожен человек перед мощью стихии.

Кратер появился 60 лет назад в результате страшной техногенной катастрофы, приведшей к гибели людей. Некогда здесь были обычные степи. Места вокруг села Урицкое всегда славились залежами нефти, ее добывали с середины XX века. Казалось бы, ничего не предвещало катастрофы.

Хроники трагедии

В мае 1959 года своим чередом шли плановые работы. Однако во время бурения что-то пошло не так. Когда бур дошел до пласта, внезапно сильное давление выплюнуло наружу бурильные трубы и трубы скважины. Давление нефти оказалось чересчур мощным — струя била из земли на высоту 40 метров. Сразу после этого начался обвал. Поток ядовитой воды, извергавший в сутки 22 000 кубометров, хлынул на соседние овраги, потёк в реку Медведица, водой из которой снабжались окрестные сёла. Вместе с нефтью недра выплевывали ядовитые газы и сероводород. Даже сейчас, спустя шесть десятилетий, вода внутри кратера имеет специфический запах.

Казалось бы, разрушительную силу аварии удалось остановить. Но спустя несколько дней неожиданно начался пожар. Загорелись недра с нефтью, произошел взрыв. Можно только представить себе апокалиптическую картину того времени — огромный кратер изрыгает пламя посреди степи.

Участник тех событий, Борис Курышев, вспоминает: «Пожар начался спонтанно. Когда огонь затухал, его зажигали с помощью ракетницы. Мера вынужденная, чтобы избежать отравления жителей соседних поселков. Из скважины под большим давлением вырывалась нефть, сероводородная вода и газовый конденсат. Последний в виде росы выпал на большой территории вокруг. Нужно было, чтобы он сгорал».

По словам участника событий, поблизости с местом катастрофы разместили вагончики, и дежурные круглосуточно присматривали за ним. Со временем давление пласта упало, тогда у нефтяников появился шанс заткнуть фонтан. На помощь им была отправлена специализированная бригада из Баку, где тогда располагался один из крупнейших нефтяных промыслов в Советском Союзе, опыт бурения и нефтедобычи у тех специалистов был высоким. Они пробурили несколько скважин под наклоном. В них закачивали смесь воды, глины и бетона, чтобы запечатать скважину. 

Можно только догадываться, в каких адских условиях работали героические нефтяники. Из-за негаснущего пламени было очень жарко, а токсичные газы отравляли воздух вокруг.

Руководитель работ К. Мангушев описал первое посещение места аварии в своих воспоминаниях:

«Странное ощущение было, когда вертолёт коснулся земли: вибрация усилилась, шум мотора потонул в океане сплошного гула, глухих взрывов. Рёв сотен реактивных двигателей, шум канонады — всё это был его голос, голос фонтана… Отсюда до фонтана было метров шестьсот… Вся дальняя часть долины была смазана призрачными пологами марева, колыхавшимися вблизи факела. То, что сверху казалось махонькой пепельницей, оказалось валом песка, нагруженным вокруг устья скважины на расстоянии, куда зимой смогли дойти бульдозеры… Отсюда наклонённый факел уходил в небо и терялся где-то в мареве. Как хоровод дьяволят, вокруг факела то тут, то там возникали и пропадали песчаные вихри — настоящие самумы. Всё, что могло гореть вокруг, давно сгорело. Теперь это была действительно мёртвая раскалённая земля. Живому здесь места не осталось. По ночам стаи перелётных птиц и тучи насекомых, привлечённые светом, попадали в эту огненную пляску смерти и, падая, сгорали, часто даже не долетев до земли. «Как же здесь работали люди? Какое надо иметь мужество, чтобы подойти к жерлу ада?» — подумалось невольно. Действительно, чтобы подойти к устью скважины и что-то там делать, нужен крепкий дух, да и тело крепкое нужно. А ведь буровики работали вон там, ведь это они вытащили оттуда оборудование, расчистили устье скважины. Невероятно…»

Тем не менее, скважину удалось заглушить. По словам свидетелей тех событий, кратер горел около 3-х лет.

Примечательно, что в музее ОАО «Саратовнефтегаз», которое ведет добычу углеводородов в Лысогорском районе, упоминания о причинах появления кратера отсутствуют. Нет их и в местном музее краеведения. Впрочем, это и не удивительно. Как известно, техногенные катастрофы в СССР не происходили, поэтому писать об этом в районных и областных газетах было строжайше запрещено.

Камера, мотор!

В 1988 году на советские экраны вышел многосерийный художественный фильм «Хлеб — имя существительное», созданный по мотивам произведений нашего земляка Михаила Алексеева. Он повествовал о жизни и быте русских крестьян вплоть до 1930-го года. Оказывается, ленту снимали именно в этих местах. И кратер в ней тоже засветился. Причем сценарист красиво обыграл историю его появления. По сюжету фильма герой, сыгранный ныне покойным актером Алексеем Булдаковым, убегая от жандармов, прыгает в кратер. При этом рассказчик сообщает, что когда-то здесь был храм, который однажды ушел под землю. Конечно, это художественная выдумка - ближайший храм находится в Урицком, а в этом месте всегда были только степь, нефть и газ.

Это невозможно забыть 

Валентин Жакин работал на буровой в сотне метров от места аварии: «Тогда мастер Сергей Бытченко уехал домой, отпросившись у начальства. За него остался бригадир, фамилию его не помню. Он вместе с рабочими начал вставлять в скважину эксплуатационный ствол (трубы, по которым нефть идет на поверхность, — прим. авт.). Что-то пошло не так, начался неконтролируемый выброс нефти, сероводородной воды и газа, столб был более 40 метров. По всей поверхности земли забили небольшие нефтяные фонтаны. Буровики испугались, побросали все инструменты и оборудование и убежали».

По его словам, попытки запечатать скважину предпринимались. Сначала планировали надвинуть на нее бетонные плиты, потом пробовали бурить шурфы и закачивать в них воду с цементом. Ничего не получилось. Проблема была в огромном давлении, к скважине было невозможно подойти из-за огня.

«Дату начала катастрофы помню точно. 10 мая 1959 года мы с супругой Ниной Егоровной расписались в местном сельсовете, — рассказал житель села Урицкое Александр Агудин. — 17 мая отправились в Лысые горы, нас пригласили родственники отметить бракосочетание. Мы там переночевали, а 18 мая пошли пешком домой. В 7-ми километрах от села, где стояла вышка, услышали взрыв. Потом увидели, как в небо забил фонтан нефти. Он был около 40 метров в высоту. Через несколько дней там начался пожар. Столб огня наблюдался в течение 3 лет, до мая 1962 года».

Его рассказ подтвердила супруга Нина Агудина: «Такое освещение от пожара, что книгу можно было читать ночью. Люди в первый день бежали со всех сторон, хотели посмотреть на сияние. В селе падали черные хлопья сажи. Чтобы высушить белье, приходилось наблюдать за направлением ветра».

Старожилы рассказали, что в марте 1962 года произошел прорыв защитных дамб в овраге, который привел к гибели людей. 

«Дно оврага пересекала грунтовая дорога, ведущая к селу. В самой низкой точке застрял грузовик — заглох двигатель. Его смыло двухметровой волной. Водитель спасся, а две женщины нет. Одну пострадавшую нашли на следующий день. Родственники ее похоронили. Девушку из села Атаевка отыскали в июне коровы. Они учуяли запах, забеспокоились. Пастух позвал людей. Оказалось, труп почти занесло песком. Ее родители каждый день ходили по оврагу, искали тело», — вспомнил Агудин.

Кратер сегодня

Мы побывали в Лысогорском районе и посмотрели на кратер собственными глазами. Дороги к нему нет, пришлось преодолеть несколько километров по полю — проехать здесь сможет далеко не всякая машина. Вокруг есть грунтовые дороги, однако, все они проходят в стороне. Издалека кратер не виден, поэтому если не знать точного местонахождения — найти его будет непросто.

Диаметр кратера около 200 метров, а глубина больше 9-этажного дома. Провал в земле напоминает воронку от ядерного взрыва или жерло вулкана. Отчетливо заметен штопорообразный провал, уходящий глубоко в землю.

После аварии запасы нефти и газа на месторождении сократились. В овраг и реку Медведица за 3 года ушло около полумиллиона тонн нефти. Еще больше сгорело. Ветеран-нефтяник Валентин Жакин вспомнил, как руководство района говорило о миллионе рублей (в ценах 1959 года), ежедневно «вылетающих в воздух». 

Еще больший ущерб нанесен экологии. Растительность в этом месте не восстановилась и по сей день, только несколько одиночных деревьев и тростник можно увидеть на дне. В глубине кратера мёртвое озеро с водой со специфическим запахом, где нет живности. Земля на сотни метров вокруг словно покрыта слоем пепла, который не смывается ни дождем, ни талыми водами. Вокруг этого места живут только змеи, но даже они в кратер не заползают. 

Эта рана будет залечивать я еще много лет…

Координаты карьера: N 51° 27.528' E 44° 58.087' (51.458800, 44.968117)


Анжелика Шепелева

Новости на Блoкнoт-Саратов
СаратовСаратовская областьсело Урицкоекатастрофа
2
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

s9